11 января 2018

   В одном из ноябрьских номеров нашей газеты в публикации «Воздушные разведчики войны» рассказывалось о полевых аэродромах, расположенных на территории Торопецкого района. О летных полках, дислоцировавшихся здесь, об экипажах, вылетавших с наших аэродромов на боевые задания и не всегда возвращавшихся назад.

   В разных местах находили самолеты и их  экипажи свой последний приют. В том числе и на торопецкой земле. О своих недавних находках времен Великой Отечественной рассказали С. П. Бойков, руководитель поискового отряда «Память», и разведчик отряда А. В. Лесников. 

   И вот наш экипаж вернулся из разведки

   … В тот жаркий августовский день 41-го года женщины за деревней Мишково вязали лен. Услышав сильный рев самолетов, они побросали работу и с ужасом наблюдали за разворачивающейся у них на глазах драмой в небе. Из-за леса на низкой высоте объятый пламенем вылетел наш самолет, который преследовали, буквально «сидя» на нем, два «мессершмитта». Спустя несколько мгновений, все было кончено – фашисты «забили» самолет в землю. Раздался взрыв… Онемевшие от страха и ужаса крестьянки долго не могли прийти в себя. Наблюдали последний полет нашего самолета и находившиеся непосредственно в Мишково на своих дворах  жители этой деревни. Пролетая над самыми крышами домов, советский летчик усиленно жестикулировал, стараясь привлечь их внимание, а затем выбросил боевой планшет с документами. Через какие-то секунды жизнь летчиков оборвалась. В планшете оказались разведданные, вскоре переданные жителями деревни одному из командиров отступавших войск Красной Армии. Документы, как впоследствии выяснилось, не попали по назначению, их судьба неизвестна: шли кровавые бои, наши войска несли огромные потери.

   Останки экипажа самолета, упавшего в полутора километрах от Мишкова, похоронил здесь же какой-то старичок из деревенских. Позже прах был перенесен на старый погост за деревней. Над могилой установлена звездочка и табличка с надписью: «Здесь похоронен экипаж самолета в количестве 3х летчиков, сбитых немецкими стервятниками в 1941 г. за деревней Мишково». Поисковикам с трудом удалось найти могилу летчиков с табличкой: вместе с погостом она заросла глухим лесом – помогли охотники. Обнаружено и место взрыва самолета. Летом 2016 года здесь начались раскопки. По извлеченным обломкам удалось выяснить, что разбившийся самолет – это пикирующий бомбардировщик (ПБ1). На водяной помпе от двигателя найден номер двигателя. Самолет новый, его экипаж был «привязан» к номеру двигателя, то есть,  зная номер, можно узнать имена летчиков. Позже был найден обломок с номером самолета. Поиски в архивах дали результат. Новый самолет Пе-2, совершавший свой второй полет, числился не вернувшимся с боевой разведки, а члены экипажа – командир экипажа лейтенант Николай Степанович Кулезнев, штурман старший лейтенант Михаил Сергеевич Войков, стрелок-радист старшина Александр Павлович Блисс – пропавшими без вести. Теперь-то известно, что пропавшие без вести, они совершили настоящий геройский поступок, с честью до конца выполнили свой воинский долг -  в последние секунды перед гибелью сделали все, чтобы передать добытые разведданные своим. Командиру экипажа было 28 лет, штурману и радисту по 27, возможно, неполных лет, в личных делах указан лишь год рождения. Также в личных делах членов ВКП(б) командира и стрелка-радиста имеются и их фотографии, а вот фотографии комсомольца Михаила Войкова, к сожалению, нет. Он наш земляк, родом из деревни Нивы Калининской области, проживал в Ленинграде. Дом во время войны подвергся бомбежке, следы жены (он один из экипажа был женат) затерялись, другие родственники также пока не найдены. Не найдены пока родственники и двух других членов экипажа: Николай Кулезнев - из Киева, родные Александра Блисса (он из Уссурийска) - из Киевской области, что создает определенные сложности для их обнаружения. Поиск продолжается. Но в любом случае останки членов экипажа найдены, их имена установлены, а это значит - геройски погибший экипаж через 75 лет вернулся из разведки.

     Бомбардировщик у плотично 

 

   …В 2015 году отрядом «Память» в районе деревни Плотично проводились полевые работы по обнаружению останков бойцов Красной Армии. Почему  здесь? 23 августа 1941 года фашисты мощным контрударом прорвали оборону 186-й стрелковой дивизии на стыке 22-й и 29-й армий Западного фронта в районе озера Двинье и к концу дня передовыми отрядами уже были в районе Куньи, окружив и отрезав 22-ю армию. В ночь на 25 августа ее командующий генерал-лейтенант Ф. А. Ершаков принимает решение о прорыве  армии из окружения в район Торопца и севернее.

   Отступая вдоль большака Великие Луки - Торопец, наземные войска несли огромные потери. Об одном из многих эпизодов рассказывали местные жители. В 2,5-3-х километрах южнее Плотично, где дорога огибает озеро, через речушку протянут узкий мосток. Наши солдаты из-за шквалистого огня противника стремились как можно быстрее проскочить нехорошее место, однако, несмотря на прилагаемые усилия, остаться в живых удалось немногим: практически прямой наводкой фашисты из пушек били как раз сюда.

   Местные старожилы рассказывали о многих захоронениях наших бойцов как вдоль большака, так и в лесном массиве. В Плотично, где был кирпичный завод, и вообще, говорили, находится временное захоронение погибших красноармейцев. Жительница деревни, с которой беседовали прибывшие на место торопецкие поисковики, про захоронение не слышала, а вот сбитый фашистами самолет, рассказала, рядом с деревней имеется. Стали искать самолет. Обнаружили место его падения. Вручную, осторожно стали снимать землю – слой за слоем. Время надежно скрыло машину под толстым слоем дерна, поросшего деревьями. Начало раскопок пришлось как раз на место кабины: попадалось много корпусов приборов. Скрупулезно, по крупицам собирали информацию, отмывали и отчищали металлические обломки, съеденные коррозией, покрытые мхом, плесенью, грязью. Из их множества сначала заинтересовал узел с номером, похожим на серийный номер самолета скоростного бомбардировщика (СБ). К сожалению, это был не номер самолета, а какой-то другой, технологический. Но чтобы прийти к такому заключению, потребовалась масса времени, множество исследований и уточнений. Затем нашли лонжероны и стыковочный узел с частями фюзеляжа, позволившие окончательно решить, что это самолет СБ-2 довоенного времени. На деталях самолета обнаружилось еще два номера. На обломке двигательного агрегата отмылся неполный номер двигателя. В ходе исследования места падения СБ рядом обнаружили место захоронения экипажа. Благодаря неплохо сохранившемуся обмундированию определились знаки различия экипажа: младший лейтенант, лейтенант и сержант. Из документов при них была одна ладанка, сразу рассыпавшаяся. Узнавая имена погибших летчиков, торопецкие поисковики вышли на межрегиональное поисковое объединение «Тризна», в состав которого входит 27 поисковых отрядов из разных регионов России. Обратились с просьбой помочь. И «Тризна» с готовностью откликнулась. Ее поисковики К. Р. Гартван, И. Г. Прокофьев, В. И. Горбачев, Б. В. Давыдов оказали в данном конкретном случае, а также и в последующих ни с чем не сравнимую помощь – и в поиске имен погибших летчиков, и в определении номеров движков, бортов, и в исследовании архивных материалов. Более того, с 2015 года К. Р. Гартван лично приезжает к нам на места обнаружения  самолетов и участвует в их раскопках. Это бескорыстные, профессионально грамотные, готовые всегда придти на помощь поисковики, свято преданные своему делу. Среди них - историки, ветераны авиации, военные специалисты, помощь и знания которых бесценны.

   Далее про самолет у деревни Плотично удалось выяснить, что он выпущен в 1940-ом году в Иркутске и что номер его борта – 10/42. Тем не менее, экипаж определить не удавалось: в некоторых полках имена экипажа были «привязаны» к номеру движка или борта, в других, как в данном случае,– нет, к тому же многие архивы оказались утрачены. Но поиски продолжались теперь уже по другому ориентиру: искали экипаж в составе лейтенанта, младшего лейтенанта, сержанта, который в конце июля 1941 года не вернулся с задания, выполняемого в районе Великих Лук, был сбит у озера Кодосно.

   Раскопки тем временем продолжались. Они дали непредсказуемый результат. Рядом с первым самолетом в радиусе одного километра на расстоянии 250-300 м друг от друга у деревень, расположенных рядом с Плотично (Гришенино, Барсуки, Белоглазово), были обнаружены еще шесть советских самолетов: три СБ-2 и три АР-2 .

   Над ними «мессеры» кружили…

   Что же произошло в конце июля 1941-го года в небе над Жижицким большаком у деревни Плотично? Что повлекло гибель такого количества наших самолетов и их экипажей?

   На запрос поисковиков из архивных документов пришел ответ, что в этом районе 134-й, 150-й и 37-й смешанные бомбардировочные авиаполки (СБАП)Западного фронта, дислоцирующиеся в основном на аэродромах у Андреаполя, Ржева , Нелидова, прикрывали отход наших войск. В те дни авиация также несла большие потери. Экипажи делали по несколько самолетовылетов в день. Отбомбившись, они производили штурмовку немецких войск, расходуя последние боеприпасы своих «шкасов» (пулеметов), уничтожая живую силу врага и почти не оставляя боеприпасов себе на обратный путь. Без боеприпасов и без сопровождения они становились легкой добычей для «мессершмиттов».

   В те июльские-августовские дни экипажи работали в полосе 22-й и 29-й армий, уничтожая переправы, живую силу, танковые и мехкорпуса противника, рвавшегося в направлении Великие-Луки – Торопец. Бомбардировщиков прикрывали наши истребители. Однако бензобак, а, следовательно, и запас бензина, у истребителя намного меньше, чем у бомбардировщиков (у СБ-2 и АР-2 баки, наполненные тонной топлива, в случае прямого попадания горели, как свечки, все в самолете  выгорало дотла, кроме разве что личных предметов экипажа из металла). А вот бензина, чтобы осталось и на обратный полет, у наших истребителей хватало как раз до района Жижицких озер, затем они разворачивались и улетали, оставляя бомбардировщиков без прикрытия. Противник выследил место, где советские истребители покидали СБ и уходили на аэродром посадки. Используя благоприятную для них ситуацию, «мессершмитты» здесь и нападали на наших бомбардировщиков.

   Так, 26 июля два звена «СБ» 134 авиаполка сопровождались двумя звеньями И-16, которые по возвращению с боевого задания оставили бомбардировщиков в районе озера Жижицкое. Оставшись без прикрытия, они практически сразу были атакованы четырьмя «мессершмиттами». 28 июля аналогично были атакованы два звена «СБ» 150 полка. Местные жители деревень Гришенино и Барсуки стали свидетелями двух этих трагедий в небе: четыре «мессершмитта» почти одновременно зашли в хвост наших четырех бомбардировщиков и подбили их - те падали один за другим.

   В дальнейшем с увеличением количества наших истребителей группа прикрытия скоростных бомбардировщиков была увеличена.

На настоящий момент благодаря усилиям нашего отряда «Память» и московского объединения «Тризна» удалось установить номера бортов и номера двигателей некоторых из обнаруженных самолетов и ориентировочно выяснить имена членов трех экипажей, погибших у деревни Плотично. Это командир экипажа младший лейтенант Доронин Семен Иванович, уроженец Куйбышева (был похоронен в Плотично, на него есть похоронка), младший лейтенант Бильченко Николай Сергеевич, сержант Семен Алексеевич Тесловец (числится без вести пропавшим в 1941 году). Подняты останки младшего сержанта Александра Иосифовича Варфоломеева, стрелка-радиста  экипажа самолета АР-2, найденного у деревни Белоглазово, командир которого лейтенант Стародубцев Аркадий Павлович остался в живых, прыгнув с парашютом. В 1985 году за выполнение данной операции он получил свой орден Красного Знамени.  Члены абсолютно всех этих экипажей были также представлены к награде и награждены орденами  Красной Звезды, Красного Знамени (кроме Стародубцева,- посмертно). Штурман АР-2 младший лейтенант Громов Николай Петрович тогда был ранен, после госпиталя летал на другом самолете и погиб в 1943 году. Известны и другие имена летчиков, погибших 27 и 28 июня 1941 года в районе деревни Плотично и окрестных деревень, идентифицировать которых пока не удалось. Это командир авиаэскадрильи 134-го СБАП капитан Дудалев Василий Андреевич, штурман лейтенант Филатов Леонид Федорович, стрелок младший сержант  Румянцев Алексей Михайлович. 

   Как рассказал Александр Лесников, здесь практически всюду при раскопках обнаруживается множество костных останков и личные вещи летчиков, соотнести которые с конкретным именем зачастую невозможно: кто сгорел, кто сильно обгорел, кто пострадал во время взрыва самолета… Именно поэтому все эти места падения такого большого количества самолетов имеет смысл считать воинским захоронением, установить стелу или другой воинский знак с перечислением фамилий погибших летчиков – все они известны, на многих так и не пришли похоронки…

   А поиск продолжается. Поисковый отряд «Память» и  поисковое объединение «Тризна» обращаются к жителям деревень Плотично, Гришенино, Белоглазово, Барсуки и других, ныне существующих и где уже никто не проживает, – ко всем, кто жил здесь прежде и что-либо знает или слышал о событиях июля-августа 1941 года с просьбой связаться с поисковиками по тел. 8 910 844 96 05

Валентина РУБИНОВА.

На снимках: летчики экипажа самолета, сбитого фашистами у деревни Мишково (Озерецкое сельское поселение), командир лейтенант Н. С. Кулезнев, стрелок-радист старший  сержант А. П. Блисс;

вот из такого количества обломков, которые необходимо не только найти, но отмыть и очистить от  коррозии, земли, нужно отобрать те, которые помогут определить самолет, а впоследствии, возможно, и его экипаж.

Другие материалы в этой категории: « Тайна китайской вазы Под грохот батарей »